НОВОМУЧЕНИК ИОСИФ МУНЬОС


Осенью 2007 года исполнилось 25 лет со дня явления миру мироточивой Иверской-Монреальской иконы Божией Матери и 10 лет со дня убиения хранителя святыни Иосифа Муньоса. Отец Дорофей Тимелис, настоятель храма святителя Николая на греческом острове Андрос, назвал Иосифа «чистой лилией Божией Матери».

В день мученической кончины Иосифа, 31 октября, в 10-ю годовщину, в кафедральном соборе «Всех скорбящих Радости» в г. Сан-Франциско молитвенно была отслужена панихида, на которой присутствовала и сестра Иосифа, Ангелина Муньос.

Мать мученика, Мария Кортес, приняла незадолго до смерти Православие, отойдя ко Господу 10 декабря, в день почитания Одигитрии русского Зарубежья - Курской-Коренной иконы Божией Матери. Джорданвилльский старец отец Василий Науменко читал молитвы и Псалтирь на отход ея души.

Инок Всеволод Филипьев через год после убиения брата Иосифа писал:

 

Во тьме горит огонь Любви,

Но мир спасенья не желает

И беспощадно распинает

Невинных вестников Любви.

 

Ксения Волкова прожила в Америке 12 лет (ныне вернулась в Россию) и последние пять лет жизни Иосифа хорошо его знала, так как Иосиф был крестным ее детей. Она вспоминает: «Любимым словом, которое чаще всего повторял Иосиф, было compassion - сочувствие, сострадание. Он говорил, что мир может спастись только сочувствием. Сам он никого не осуждал, даже, говоря о каком-то грешнике, он говорил о нем с сожалением. Он просил Бога, чтобы Он пожалел этого человека. И у тебя самого не возникало желания осудить, когда ты говорил с Хосе. Он был очень милосердным. В каждом он находил что-то хорошее. Никогда никого не обижал, хотя его обижали часто и простые люди, и духовные лица. Но он и их прощал, упоминал об этом без злобы.

Если Хосе говорил: «Помолюсь», то он вставал в любое время ночи и молился за человека, которому обещал. Он помнил имена всех своих крестников, которых у него было больше пятидесяти, всех своих друзей, всех, кто просил его молитв. Помнил, потому что молился за них, где бы ни был, везде подавал за них записки.

Это заметила не только я, этому же удивлялся и отец Александр, с которым он ездил последний раз в Грецию. В его сердце хватало места всем.

Трудился Иосиф очень тщательно, был взыскательным судьей своего труда. Но в последние годы ему редко удавалось писать, все время уходило на путешествия. И он часто говорил, что когда появится возможность никуда не ездить, он будет жить дома и заниматься любимым занятием - писать иконы. Но он был болен сахарным диабетом, в любое время могли отняться конечности, поэтому он молил Бога, чтобы у него не отнялись руки. Хосе говорил: «Не страшно, если отнимутся ноги, только бы не руки, это же мое орудие. Только бы не руки и не разум».

Руки его были удивительны. Они были большими, с длинными пальцами, всегда теплые и мягкие. Пушистые, как говорила моя мама. И когда его нашли мертвым, то обнаружили наибольшие следы насилия на его руках. Руках, которые носили икону Божией Матери, руках, которыми он возлагал крестное знамение, творил добро, которыми обнимал друзей. Они были черны и исколоты с нечеловеческой яростью.

Наш мир очень жесток, в нем стерты понятия добра и зла. Идешь по жизни как в тумане, на ощупь. Нам не обойтись без проводников, без света, который Господь посылает в лице таких людей. Нам не обойтись без них, настолько мы погрязли в собственных грехах, самолюбии, тщеславии, гордости. Но нужно их ценить, пока они с нами, ведь нам кажется, что они будут с нами всегда, но они уходят».

И еще одна цитата К.Волковой: «После смерти Хосе произошло одно событие. В Монреале был большой храм Николая Чудотворца, где Иосиф часто бывал, он жил в этом городе. Почему-то большинство людей, которые его не любили, осуждали, собрались именно там. «Не бывает пророк без чести, разве только в отечестве своем и в доме своем». (Мф. 13. 57). Как только Хосе убили, этот храм не просто сгорел, на его месте образовалась воронка. Он сгорел дотла, сгорела земля, на которой он стоял.

Причины пожара до сих пор не установлены. Для Америки и Канады, где такие мощные службы безопасности, это чудовищно. За двенадцать лет, которые я там прожила, не помню, чтобы там вообще что-нибудь горело. Вот только трагедия 11 сентября да Никольский храм в Монреале».

40-летний священник Олег Ступичкин был убит 6 января, в канун Рождества Христова, в Петропавловском храме поселка Нейво-Шайтанский Алапаевского района Свердловской области. Из прессы: «Следствие установило, что преступление было совершено после окончания вечерней службы, когда все прихожане, кроме двух подозреваемых, покинули помещение храма. В качестве орудия преступления злоумышленники использовали обрезок металлической трубы, которым нанесли настоятелю храма черепно-мозговую травму, от которой он скончался. Затем преступники подожгли тело священника».

У отца Олега остались жена и четверо детей.

Настоятель Алапаевского монастыря Новомучеников и Исповедников Российских игумен Моисей писал о погибшем батюшке: «Для меня смерть о. Олега была целым откровением. Меня удивила совершенная бессребренность и человеколюбие сельского батюшки. Оказалось, что у него фактически единственный подрясник, который и сгорел на нем. По рассказам прихожан, он сам обычно к деньгам даже не прикасался и пожертвованные лично ему средства передавал казначею. Единственное средство передвижения - велосипед, на котором он преодолевал расстояния более 30 километров ради проповеди Евангелия в других селах, которые он духовно окормлял.

Всегда отзывчивый к людям, далеким от веры, он всегда был готов помочь сделать первый шаг навстречу к Богу. Узнал он или не узнал в двух молодых людях своих будущих убийц? Когда они вечером 6 января перешагнули порог храма святых апостолов Петра и Павла, он, видя их, возможно, впервые, звал к исповеди.

В тот день с раннего утра он совершал Божественную литургию Рождественского сочельника. В храм пришел с книгой «Красная Пасха» (книга об убиении на Пасху 1993 г. трех монахов Оптиной пустыни)».

 

Где эта школа веры и смиренья?

Где взять наставников истрепанной души?

И как достичь того уединенья,

Что так желанно, как свеча в ночи?

 

Как ум и чувства править перед Богом,

Хранить на жертвеннике сердце из груди,

Всем существом быть в Нем, а не мечтаньем токмо,

Всем состояньем Правду пронести?

 

(Из стихотворений убиенного отца Олега)

 

Вспомним также о недавнем убийстве в Ивановской области 29-летнего игумена Авенира (Смолина). Известный священник протоиерей Петр Влащенко сообщил недавно, что, по его мнению, истинные мотивы убийства сегодня пытаются скрыть от общественности. Отец Петр считает, что «убийство игумена Авенира, скорее всего, было ритуальным», так как на теле убитого было обнаружено огромное количество колото-резаных ран.

И еще об одном новомученике хочется вспомнить в этой статье - об архимандрите Филумене, который был хранителем греческого монастыря при Иаковлевом колодце в Самарии. Это был инок пламенной веры, его хорошо знало духовенство и монахи Святой Земли.

Отец Филумен был убит у алтаря своей церкви в 1979 году. Незадолго до мученической кончины к нему приходили евреи-фанатики с требованием, чтобы он убрал кресты и икону, поскольку колодец Иакова является святыней для евреев, на что отец Филумен мужественно ответил, что вот уже в течение нескольких веков колодец Иакова - православная святыня.

29 ноября убийцы ворвались в монастырь. Отец Филумен был в епитрахили, готовился служить вечерню. Его пытали, принуждая отречься от Христа: отрубили три пальца правой руки, которыми складывается крестное знамение, выкололи глаза. Лицо о. Филумена было разрублено крестообразно.

30 ноября 1983 года Его Святейшество Диодор, Патриарх Иерусалимский и всея Палестины, совершил открытие мощей архимандрита Филумена, замученного у Иаковлева колодца в Наблусе. Когда гроб открыли и сняли покров, было обнаружено почти полное нетление останков. На иконе священномученика Филумена, на свитке в левой руке надпись по-гречески: «И не бойтесь убивающих тело, душу же погубить не могущих».

Один из иноков впоследствии писал: «Я должен сказать вам, что если бы я не знал новосвященномученика отца Филумена, я бы, возможно, потерял веру. Как и многие в наши дни, я страдал, видя поруганную правду и торжествующую ложь. Среди нас мало добрых пастырей, мало и тех, кто ищет Бога. Только образ о. Филумена, постоянно стоящий передо мной, позволил мне выжить».

В заключение приведу размышления известного батюшки, протоиерея Александра Шаргунова, из его статьи «Новые мученики Российские и чистота Православия». Отец Александр упоминает и о таком страшном случае: «Скажи: я люблю диавола!», - требовали сатанисты от мальчика, убиение которого с пытками длилось четыре часа. Наконец они сожгли его живым. Когда он умирал, он кричал: «Я люблю маму!».

Священник призывает к прославлению Церковью тех мучеников, которые явлены уже в наши дни: «Вся Церковь знает об убийстве в Москве в 1997 году отрока Алексия после ночной пасхальной службы, когда убийцы также заставляли его снять с себя крест. Точно так же, как о зверском убийстве хранителя мироточивой Иверской иконы Божией Матери Иосифа, иеромонаха Нестора и многих других православных христиан, среди которых немало священников, девиц и детей.

Они должны были бы быть прославлены сразу же после их смерти, в полном согласии с тем, что знает Церковь о святости, начиная с первых дней своего существования. Если мы стремимся к святости, мы, естественно, должны ее воспринимать. Или действительно мы поддаемся общей тенденции снижения живого восприятия подлинных глубин жизни? Если бы эти мученики были прославлены, нет сомнения, что подонки из СМИ, ежедневно изливающие на Церковь самые гнусные клеветы, хотя бы на краткое время невольно поумолкли. Сам сатана затрепетал бы перед лицом явленной святости Креста Господня.

В народном сознании обозначилось бы на иной глубине то, что происходит сегодня... Мы все нуждаемся в том, чтобы с предельной ясностью обозначился путь, которым мы идем. Чем скорее они будут прославлены

Церковью, тем большее воздействие это будет иметь на всех православных христиан, в особенности на молодежь: их сражение было таким же, как и у нас. Какой праздник, какое торжество Православия было бы в прославлении таких святых, где присутствуют их родители (например, мама Евгения Родионова), их друзья и товарищи и где присутствуем все мы! Это реально, это среди нас происходит. Вся наша жизнь сразу же приобретает подлинное измерение - мы все призываемся к той же святости».

 

Единое вечное Слово,

Как изумрудная зелень,

Цветет в страстотерпцах новых,

То - дети любви Христовой,

Живут вне времен они.

Из Царства Духа Святого

К ним сходят святые огни.

Даже в наши бездушные дни

Нисходят святые огни.

(Инок Всеволод).

 

* * *

 

В канун нового календарного года, братья и сестры, хочется вспомнить молитвенное прошение, записанное 31 декабря мучеником Иосифом Муньосом в его личных заметках:

«В этом новом году, которым Ты меня жалуешь, Господи, молю Тебя дать мне ключ смирения, отверзающий двери святости, дабы я мог видеть в каждом из моих братьев образ Иисуса Христа.

Блажен человек, который может войти через эти врата.

Дай мне силы переносить искушения.

Дай мне любовь и молитву, эту пищу души.

Дай творческое вдохновение, дабы небо коснулось земли.

Пресвятая Матерь Божия и Приснодева Мария, научи меня, Владычица, жизни созерцательной и любви к Твоему Божественному Сыну, нашему Господу, и охрани меня и всех, кого я люблю, и всех, кто мне покровительствует, покрой славным Твоим омофором, Святая Владычица. Аминь».