ВОИНЫ ПОСЛЕДНИЕ, СВЕЧЕЧКИ РУСИ!

 

Алла Зуева.

Ко дню Иверской иконы Божией Матери(26 октября) и к годовщине мироточения Иверской – Монреальской иконы Божией Матери(24 ноября).

Памяти Мученика Иосифа Муньоса, новомученицы Ольги Романовой и жертв «Норд-Оста».

В 2007 году исполнится 25 лет со дня явления миру чудотворной мироточивой Иверской-Монреальской иконы Божией Матери и 10 лет со дня мученической кончины верного хранителя иконы – Иосифа Муньоса.

 

СОДЕРЖАНИЕ

 

Икона-мученица

И.Муньос: «Это тайна, на которую я боюсь смотреть»

Новомученица Оля Романова

Дух жертвенности жив!...

Свято жить и умирать

«Дни скорби посланы для всех...»

«Жизнь в тайне сокровенная...»

«Гряди убо, Мати Божия Иверская...»

Это Матерь Божия пришла и говорит...

 

 

Икона-мученица

 

Чудо обретения православным миром великой святыни - первообраза Иверской иконы Божией Матери - общеизвестно. История его восходит ко временам иконоборческих гонений, поэтому Иверскую икону называют иконой-мученицей. Протоиерей Андрей Логвинов в своем стихотворении «Иверская» пишет:

 

Но беда с византийских владык

Поразить нас безумием хочет:

Был пронзен Богородицын лик

И с тех пор день и ночь кровоточит...

 

Последняя строка четверостишия несет в себе глубочайший смысл. События недавних лет показывают и подтверждают особую значимость этой великой святыни для истории нашего Отечества и всего православного мира. Как и в прошлые столетия, Благая Вратарница в своих многочисленных списках является одной из самых почитаемых сегодня икон и по-прежнему остается Матушкой-Заступницей Святорусской земли, продолжая являть нам обилие чудес и Небесную помощь. В каждом православном храме по всему миру можно встретить списки Иверской иконы Божией Матери, ежедневно во всех уголках земли перед ней зажигаются тысячи свечей, произносятся тысячи молитв.

Царствующий Дом Романовых глубоко чтил «Вратарницу». Посещая Москву, св. Царская семья неизменно бывала у Воскресенских ворот. В одном из материалов довелось читать, что Царица-мученица Александра Феодоровна незадолго до коронации коленопреклоненно молилась ночью в часовне пред чудотворной Иверской иконой Божией Матери.

Святыню возили по домам москвичей, перед ней служили молебны, к иконе шли день и ночь, в горе и в радости. По инициативе архимандрита Новоспасского монастыря Никона (будущего Патриарха) еще в 1648 году для Руси-матушки с первообраза Благой Вратарницы был сделан список на Святой Горе Афон иконописцем-монахом Иамвлихом Романовым (в Новоспасском монастыре находится усыпальница рода Романовых).

Точных списков в России было несколько, один из них хранился в Валдайском Иверском Святоозерском Богородицком мужском монастыре. В 1927 году, когда монастырь был закрыт, новые власти увезли икону в неизвестном направлении.

Реки чудес на протяжении столетий истекали от Афонского первообраза (о чем сохранились записи в летописях святогорских монастырей) и его многочисленных списков. Иверская святыня всегда стояла и ныне стоит на страже православного мира, призывая нас к трезвению и молитве. В монастыре Святых Царственных Страстотерпцев (на месте уничтожения останков Царской семьи, под Екатеринбургом) также есть храм в честь Иверской иконы Божией Матери - над главным входом в обитель (то есть надвратный). Благая Вратарница охраняет священные врата многострадальной Русской Голгофы...

 

И. Муньос: «Это тайна, на которую я боюсь смотреть»

 

Мне запомнилось чудо, описанное в свое время иеромонахом Паисием (Яценко) из Ивановской епархии, которое произошло 23 ноября 1998 года, в канун очередной годовщины со дня явления мироточивой Иверской-Монреальской иконы Божией Матери, через год после мученической кончины И. Муньоса. В московском храме Вознесения Господня, где пребывала благоухающая и мироточивая икона Царя-страстотерпца Николая II, по прочтении канона и акафиста, из-под державы в руке Государя Николая Александровича на иконе обильно выступило миро. Храм был наполнен сильным благоуханием, миро длинными ручейками стекало по правой и левой стороне киота. Покрылся каплями мира и образ «Державной» Божией Матери, лежавший на иконе Царя-мученика; пропитался миром рушник, обрамлявший киот, и на правом конце рушника из мира изобразился «правильной формы четвероконечный золотистого цвета крест».

Из воспоминаний о. Паисия: «Миро собирали на кусочки бинтов и раздавали молящимся. Мы все в эти минуты как-то особенно породнились в этом сладостном благоухании благодати Духа Святаго, исходящем от икон «Державной» Божией Матери и Царя-мученика искупителя Николая II. Нас любовию объединяли Царица Небесная, Государь и Россия».

Иверская-Монреальская икона Божией Матери несла тысячам людей врачевание душ и телес, излучала умиротворение, утешала в скорбях. Иосиф любил с иконой посещать больных, часто по их просьбе перед ликом Пресвятой Богородицы возжигал лампаду. Выздоравливали больные раком, парализованные, были случаи исцеления от тяжелой формы лейкоза, рахита и т.д. Но гораздо важнее было происходившее порой прямо на глазах внутреннее преображение душ человеческих: даже самые скептически настроенные люди рядом с иконой начинали чувствовать потребность в покаянии, возгревалось желание исповеди, были случаи обращения инославных в Православие после встречи с иконой.

Сам Иосиф Муньос принял Православие в 14 лет. Зайдя однажды в православный храм (родившись в Чили, Иосиф был из католической семьи), в праздник Воздвижения Животворящего Креста Господня, он поразился красоте византийского богослужения. В храме служил русский батюшка, бежавший из Соловецкого лагеря, - будущий архиепископ Чилийский Леонтий. (Владыка Леонтий был подвижником, находился в духовной близости со св. Иоанном Максимовичем, еп. Нектарием (Концевичем) и др., а по годам - ровесником св. Цесаревича - мученика Алексия Романова, родившись шестью днями раньше Августейшего наследника.)

Когда Иосиф спустя некоторое время принял Православие с именем Праведного Иосифа Обручника, архиепископ Леонтий предсказал, что по имени своему Иосиф сделается хранителем Матери Божией и Богомладенца Христа.

Добавлю к сказанному, что в отроческие годы архиепископ Леонтий жил и учился в Екатеринославском (ныне - г. Днепропетровск, где я живу) духовном училище и в морозный январский день 1915 года он был среди тех, кто на улицах Екатеринослава встречал Царя-Мученика Николая Александровича. Спустя годы он станет первым духовником мученика Иосифа Муньоса…

Инок Всеволод(Филипьев) в очерке «Иосиф:сокровенный сердца человек» отмечает: «Никогда не прекращалась связь Иосифа с его духовными наставниками. По крайней мере, двое из них – Владыка Леонтий и игуменья Магдалина – после их блаженной кончины являлись Иосифу и общались с ним...». Еще одна цитата из того же источника: «Основу Православного духовного делания заложил в душе брата Иосифа его авва – архиепископ Леонтий Чилийский». Быть может, Владыка Леонтий рассказывал Иосифу о России, о Царе Николае Втором, о встрече Царя-Мученика в Екатеринославе, и эти воспоминания положили начало глубокой любви Иосифа Муньоса к России…

Из интервью И. Муньоса, из его размышлений о чуде мироточивой Иверской иконы Божией Матери: «...Это тайна, на которую я боюсь смотреть своими грешными глазами». Конечно, было много и любопытствующих, которые, по словам Иосифа, смотрели – «откуда стекает, как стекает, сколько стекает...»

Иверская-Монреальская икона обильно мироточила в течение 15 лет (при этом задняя сторона иконы оставалась сухой). Первое время миро изливалось от рук Богоматери, от звезды на левом плече Пресвятой Богородицы и от ручек Богомладенца. Позже, по многочисленным свидетельствам, даже рама иконы источала миро; оно было янтарных оттенков, с нежнейшим ароматом. Во дни Страстной седмицы икона оставалась сухой, утром Великой субботы на ней появлялась легкая роса, а во время Пасхальной утрени миро уже истекало струйками, причем первое миро на Пасху бывало особенным. В окладе иконы внизу был специальный желобок, куда складывалась вата - ее потом раздавали верующим, и при этом мира всегда хватало на всех нуждающихся.

Были люди, желающие сделать анализ мира, но подобные предложения Иосиф рассматривал как проявление непочтительности к Матери Божией и к чуду, явленному Ея святым образом. В семьях благочестивых мирян нередки были случаи, когда мироточили простые фотографии Иверской-Монреальской иконы Божией Матери, когда высохшие ватки от святыни вновь наполнялись миром или происходило чудесное умножение мира в сосуде.

Автор Зоя Крахмальникова так рассказывает о своей встрече с иконой в Леснинском женском монастыре во Франции: «Каждый день мы с сестрами молились перед ней о наших близких и дальних, прикладывая к иконе свои крестики и образки, списки с именами. Но особенно горячо просили Матерь Божию о спасении России».

Ее простая, бумажная иконочка Иверского-Монреальского образа в Гефсиманском монастыре на Святой Земле «заговорила» в «тот страшный для России час, когда жизнь страны - в который раз в XX веке! - висела на волоске: начало октября 1993-го, штурм Белого дома, кровопролитие...»

 

 

Новомученица Оля Романова

(Ольга Николаевна Романова, 13.05.1976–24.10.2002 г.)

 

Говорят, что не то поколенье,

Что утрачена русская стать,

Что почти что стоим на коленях,

И совсем не пытаемся встать….

(фрагмент стихотворения по материалам

сайта Александра Сталя, который сам был в числе заложников)

 

«Был пронзен Богородицын лик и с тех пор день и ночь кровоточит...»

 

С Иверской иконой Божией Матери прикровенно связаны многие драматические моменты последнего десятилетия.

Во-первых, трагедия «Норд-Оста». Первой жертвой в Театральном центре на Дубровке стала молодая девушка, носящая имя старшей дочери Царя-мученика Николая II, - Ольга Николаевна Романова (полная тезка). Утром 24 октября 2002 года по ТВ объявили, что пролилась первая кровь. Ольге Романовой было 26 лет (1976-2002 гг.); св. Цесаревне Ольге, когда она взошла на мученическую Голгофу, было 22 года. Автор Владимир Дьячков так написал об Ольге: «Родилась дважды: 13 мая 1976 года - как услада и утешение отца с матерью, и 24 октября 2002 года – как слава и заступница Чести…»

Все знавшие новомученицу Олю Романову вспоминали, что она была добрая, открытая, очень живая, отзывчивая, всегда улыбалась, просто «светилась вся». Подруги ее называли – «Ромашка», «Олюшка», «Лёлька» и признавались, что к ней можно было прийти с любой бедой. Работала продавцом-консультантом, но окончила музыкальную школу, мечтала быть актрисой, была красива... Жила с родителями и братом-инвалидом, была верующим человеком.

Из воспоминаний Олиной мамы, Антонины Ивановны: «Все храмы в округе обошла и нас с отцом посылала: «Идите в церковь, зажигайте свечи от всех икон и несите домой, чтобы у нас дома были свечи от всех святых». А однажды произнесла, как бы нечаянно: «Я умру молодой и красивой». Ее близкий друг, Руслан, положил Олюшке в гроб обручальное кольцо...

Антонина Ивановна о погибшей дочери: «Не хватает мне ее… Добрая она у меня была, отзывчивая. Никогда человека не оставит в беде. Да и нам с отцом всегда поможет. В выходные сама на рынок сбегает, приготовит. Пирог сделает. Девчонки к ней придут, торт принесут – она нам по кусочку быстрее несет… Сейчас только я в себя приходить стала. А то, бывало, иду там, где беседка, фонтан. Плачу сразу, вспоминаю, как Оля там сидела, я домой возвращаюсь, а она мне навстречу, улыбается. Всегда улыбалась».

Из воспоминаний Олиной подруги, Натальи Щедриной: «Я помню, когда видела тебя последний раз. Ты приехала ко мне домой внезапно, спустя несколько лет после последней встречи. Привезла игрушечного пупса моему маленькому сыну, говорила, что хочешь иметь детей. А потом тебя не стало. Много позднее, анализируя разговоры с нашими общими знакомыми и одноклассниками, я поняла, что ты очень со многими накануне своей гибели виделась. Особенно с теми, кого давно не видела. Наверное, ты с нами всеми попрощалась тогда...

Когда я была в Беслане, я видела, какие там красивые дети. И я видела, что с ними сделали эти твари, которые захватили школу...

Время - не лечит. Может быть вера - лечит. Но злости и безысходности во мне, наверное, больше, чем веры. Не хочу вспоминать тебя мертвой и глотать слезы, хочу помнить тебя всегда улыбающейся. Но моя память услужливо подсовывает мне совсем другие кадры - два врача вытягивают тело из стеклянных дверей Норд-Оста, серое одеяло, закрывающее твое лицо. Я тогда даже не знала, что это ты, но сердце противно заныло, когда я увидела эти кадры по телевизору...

В который раз в ночь с 23 на 24 октября я не сплю и пишу что-то тебе... или о тебе... как сейчас. Я просто хочу, чтобы люди еще раз вспомнили о тебе, Олечка.

Двадцать четвертое, день...Террористы выдали тело еще утром. Лица не видно, брюки, черная куртка, лицо запрокинуто... потом показывают, как тело везут на каталке к машине скорой помощи. Накрытое одеялом, оно кажется большим. Начинаю плакать - понимаю, что все действительно всерьез. Весь день и ночь в переживаниях. Телевизор не умолкает, только перелистываю каналы. Везде одно и тоже... Заложники звонят по мобильникам. В интернете публикуют первые списки тех, кто там. Ищу знакомые фамилии. Уфф, пока нет.... Все время думаю об убитой девушке - пока не опознана, документов при себе у нее не было. Первая жертва. Страшно. Ночь прошла тревожно.

Двадцать пятое, утро...Все так же тревожно на душе. Страшно. Уже почти паника.

Двадцать пятое, день... По телевизору объявляют, что опознана девушка, убитая накануне. РОМАНОВА ОЛЬГА НИКОЛАЕВНА, 1976 года рождения. У меня начинают трястись руки и в мозгу только одно - НЕ ДАЙ БОГ, ЭТО НАША РОМАШКА. Я срываюсь с места, у меня ходуном ходят руки, ноги, зубы, начинаю плакать, не верю, все еще надеюсь, ЧТО ЭТО НЕ ОНА. Звоню Наташке - ее нет, она на работе, говорю с ее братом, он звонит ей сам, чтобы узнать, не наша ли это Ольга. Не нахожу Наташку, звоню по другим - позвонить Ольге домой - пальцы не слушаются, не могу, а вдруг это она и смогу ли я не закричать в трубку?...

Включаю компьютер... Яндекс... Новости.... Как много я отдала бы тогда, чтобы НЕ ПРОЧИТАТЬ ЭТО... Работала в парфюмерном магазине, жила на Дубровке. ВСЕ. СТОП. КОНЕЦ. Т О Ч К А...

...Мы знаем только то, что никто не видел, как она прошла через оцепление в четвертом часу утра. Мы знаем, что ей сломали пальцы, у нее были ожоги от пороха на руках, потому что она прикрывала грудь, когда в нее стреляли из автомата. Ее ударили по затылку, заломили руки и вывели из зала.

...Я знаю, как плакала ее мама; я не могла оторваться от Ольги, целуя ее в лоб в последний раз на кладбище, мне было больно..., бросала комья земли на ее гроб, слыша, как стуча, они рассыпались.

...Я знаю, как мы все плакали, как шел дождь, когда несли ее от храма к могиле... И знаю, как валялась на полу куча голых, выпотрошенных трупов террористов в бауманском морге.

И еще я знаю, что я никогда не забуду ее... Мы не были лучшими подругами, но я никогда не смогу забыть ее голос... ее улыбку... ее глаза... Они лучились... Она всегда улыбалась... Она всегда светилась... вся... Такая живая, немного взбалмошная... Нежная, любящая дочь своих родителей. Сколько помню ее - все время думала о родителях и брате. Она хотела, чтобы они жили хорошо, в достатке, чтобы они не болели... Она будет в раю, как все невинно убиенные... Вот только что делать нам... здесь... Как не озлобиться, как не бояться. Мне, за своего сына... за родителей и друзей... Как научиться НЕ ненавидеть тех, кто это сделал?...

Она шла туда, чтобы спасти детей, веря, что сможет вывести хотя бы одного ребенка… Я знаю, что никогда не смогу забыть ее. И что я преклоняюсь перед ее душевным порывом, ее поступком. И мне все равно, что считают наши власти или те, кому все равно, на кого лить грязь...»

Очень многие говорили потом, что сильнее всего их задела и потрясла смерть О. Романовой. Поступок, казалось бы, безрассудный, безумный - для человека, живущего вне духовных реалий. Ольга пошла туда добровольно, с единственной фразой: «Ведь там - дети...». Сразу проносится в голове известная фотография с изображением Царских дочерей, св. Цесаревен, среди крестьянских детей...

Дух жертвенности жив!...

Уже после трагедии матери О. Романовой в милиции рассказывали: «Оля вбежала в ДК и крикнула террористам: «Давайте договоримся, хватит в игрушки играть, отпустите хотя бы детей!» А еще Оля обратилась к заложникам, сидевшим в зале: «Не бойтесь их!»

Автор Е .Степанян в статье «О камнях и о чадах Аврамовых» отмечала: «Не может не проникнуть в душу этот возглас: «Не бойтесь их!».

В тот же день погиб и подполковник Константин Васильев из г. Сарова, вошедший в здание и предложивший себя в заложники вместо детей и женщин. И таких людей, готовых предложить себя в обмен на заложников, в те дни было немало.

Е. Степанян считает, что эти факты свидетельствуют о чуде сохранения русского исторического типа - жертвенного, готового душу положить «за други своя»: «В атеистической пустоте, на истощенной исторической почве воздвиглись - против всякого вероятия, волей Бога» и воздвигаются по сию пору новомученики последних времен.

Автор А. Ильинская, собирающая материал о новомученице, писала, что Ольга «пламенела духом», сердце ее горело любовью к ближним и за эту любовь Господь увенчал ее мученическим венцом.

 

Она пришла и там осталась

расстрелянной лежать…

Она одна за всех сражалась…

В.Евсеев

 

Диакон Александр Шумский, директор одной из православных гимназий, о тех днях сказал: «Меня поразило, что русские люди по-прежнему готовы к жертве». В числе заложников погиб зять о. Александра, 28-летний Антон; 19-летняя дочь осталась вдовой с годовалым ребенком. Сидевшие рядом с Антоном (и оставшиеся в живых) вспоминали позже, что за день до штурма он полностью отключился от внешнего мира и погрузился в молитву.

Многие из захваченных в Театральном центре хотели исповедаться и причаститься, и православные священники пытались выйти с террористами на связь, пройти в здание, хотя их предупреждали, что бандиты в любую минуту могут расстрелять их как иноверцев.

 

Свято жить и умирать

 

За десять дней до теракта на Брянщине в благочестивой семье закровоточил образ «Державной» Матери Божией (капельки крови выступили на троне); весной того же года (2002 г.) в Клину закровоточила Казанская икона; под праздник Покрова Пресвятой Богородицы, перед самой трагедией, над Троице-Сергиевой Лаврой многие видели большой крест в небе...

...Однажды О. Романова принесла домой «Державную» икону Божией Матери и сказала родным, что повесит ее в своей комнате: «Пусть она моя, только моя будет». Когда Олю отпевали, эта иконочка, пишет А.Ильинская, «лежала у нее на простреленной груди и переломанных пальчиках».

Олю сначала избивали прикладами (тело было черным от побоев), потом убили выстрелом в грудь. Пальцы на руках были сломаны, руки вывернуты в плечах. Православная газета «Русь Державная» назвала русскую девушку Олю Романову мученицей третьего тысячелетия.

 

Из многих тысяч человек

нашлась одна девчонка,

что в этот двадцать первый век

не отошла в сторонку!...

В.Евсеев

 

Старец Паисий Святогорец говорил, что если в человеке есть дух жертвенности, Бог  не оставит его.

 

Недавно мне стало понятно:

Чтобы спасти Россию,

Нужно уметь свято

Не только говорить и писать,

Но жить и умирать.

Последнее самое важное...

Инок Всеволод

 

Заложники на Дубровке претерпели нечеловеческие страдания. Священник Александр Шаргунов подчеркивал, что перед обнажившей себя сатанинской злобой «мы призываемся быть едиными во Христе».

На могиле Оли стоит большой крест, всегда кто-то приносит живые цветы, бывают батюшки. Олиной маме, ныне прихожанке Крутицкого подворья, священник сказал: «Это жертва за Христа... Если бы не Оля, все бы на воздух взлетели».

Кровь, пролитая во имя ближнего, не бывает напрасной.

 

«Дни скорби посланы для всех...»

 

Совпадение имени мученицы с именем дочери Царя Николая II, Великой княжны Ольги Николаевны Романовой, конечно, не случайно. У поэтессы Н. Карташевой есть замечательные строки, посвященные Царевне-мученице:

 

Ты между ними первая горишь,

Царевна Ольга! Вижу чистый лик,

И не забыть мне выстрелы и крик,

И то, что мне стихами говоришь...

 

В 2005 году св. Цесаревне Ольге Романовой исполнилось 110 лет со дня рождения. О ней говорили: «Ольга - это Романова!», имея в виду, что она более других детей породой пошла в Романовых. Ее отличительными чертами были искренность, честность, жертвенность, обостренная отзывчивость, чувство справедливости. Св. Цесаревна любила уединение, вела дневник, много читала русскую классику, писала стихи.

Автор П. Савченко в книге «Русская девушка» отмечал: «Ярко русская душой, она при душевном строе Государя была ему близка, необходима тем более, чем старше и самобытнее становилась она».

Из воспоминаний Гиббса, учителя Августейших детей: «Ее моральный облик напоминал мне ее отца, которого она любила больше всего на свете. Она была по-настоящему верующей».

Именно на св. Цесаревну Ольгу ужасы революции повлияли сильнее, чем на других, потрясли ее чуткую душу. И именно через Великую княжну Ольгу Николаевну (в письме из Тобольска) нам передано духовное завещание Государя Николая Александровича: «Отец просил передать всем тем, кто ему остался предан, и тем, на кого они могут иметь влияние, чтобы они не мстили за него, так как он всех простил и за всех молится, чтобы не мстили за себя и чтобы помнили, что то зло, которое сейчас в мире, будет еще сильнее, но что не зло победит зло, а только любовь..."

 

И как перекликаются с текстом этого завещания следующие строки из стихотворения Ярослава Н.(сайт детской группы мюзикла «Норд-Ост»):

 

Но мы пока остались здесь,

Мы не имеем права сдаться!

И лучшая убийцам месть -

Творя Добро, со Злом сражаться!

 

Посеять в нас животный страх,

Заставить смолкнуть эти песни -

Они не смогут. Даже так...

Они не смогут. Даже если...

 

Ребят, конечно, не вернуть...

Но руки наши вновь сомкнутся,

И, если мы продолжим путь,

Они нам с Неба улыбнутся...

 

«О святая великомученице царевно Ольго! Тобою отец твой земный паки нам волю Отца Небесного открывает», - читаем мы в "Акафисте св. великомученице, благоверной царевне Ольге».

 

Отец всем просит передать:

Не надо плакать и роптать,

Дни скорби посланы для всех

За наш великий общий грех...

С.Бехтеев

 

Замечательно написала А.Ильинская о подвиге нашей современницы, мученицы «Норд-Оста» О. Романовой: «Подвиг Ольги можно воспринимать как горний знак, что Августейшая семья по-прежнему распинается за нас. Державные страстотерпцы участвуют во всех событиях России, смывают беды наши и горести кровью своих Царственных сердец».

 

«Жизнь в тайне сокровенная...»

 

Во дни трагедии на Дубровке для Православной газеты «Мир» я писала материал «Это по нам звонит колокол» (Чеченская тема: национальный телеэфир и Православная пресса). В нем речь шла, в том числе и о погибшей Оле Романовой.

31 октября 2002 года, в день похорон Оли (но о дате похорон я тогда не знала), в период работы над материалом об Ольге Романовой, мне в руки неожиданно пришли две статьи: инока Всеволода – «Жизнь в тайне сокровенная» (об И. Муньосе), опубликованная, если не ошибаюсь, в «Православной беседе» и М.Кравцовой – «Хрустальная душа. Царевна-мученица Ольга» (опубликованная в газете «Воскресная школа» за несколько месяцев до теракта, в №25-26(241-242), 1-15 июля 2002 года).

Поразительно: статья М.Кравцовой, завершавшаяся словами завещания Царя-мученика, была посвящена именно Великой княжне Ольге Романовой (редко пишут отдельно о членах св. Царской семьи) и попала ко мне в тот момент, когда я пыталась осмыслить факт полного совпадения имен новомученицы Ольги и св. Цесаревны, старшей дочери Государя Николая II.

Приведу отрывок воспоминаний С. Офросимовой из статьи М.Кравцовой: «Великую княжну Ольгу Николаевну все обожали, боготворили; про нее больше всего любили мне рассказывать раненые.

Однажды привезли новую партию раненых. Их, как всегда, на вокзале встретили Великие княжны. Они исполняли все, что им приказывали доктора, и даже мыли ноги раненым, чтобы тут же, на вокзале, очистить раны от грязи и предохранить от заражения крови. После долгой и тяжелой работы княжны с другими сестрами размещали раненых по палатам.

Усталая Великая княжна Ольга Николаевна присела на постель одного из вновь привезенных солдат. Солдат тотчас же пустился в разговоры. Ольга Николаевна, как и всегда, и словом не обмолвилась, что она Великая княжна.

– Умаялась, сердечная? – спросил солдат.

– Да, немного устала. Это хорошо, когда устанешь.

– Чего же тут хорошего?

– Значит, поработала.

– Этак тебе не тут сидеть надо. На фронт бы поехала.

- Да моя мечта – на фронт попасть.

– Чего же. Поезжай.

– Я бы поехала, да отец не пускает, говорит, что я здоровьем для этого слишком слаба.

– А ты плюнь на отца да поезжай. Княжна рассмеялась.

– Нет, уж плюнуть-то не могу. Уж очень мы друг друга любим». (С.Я. Офросимова). Завершалась статья М.Кравцовой словами: «И именно Великая княжна Ольга Николаевна передала в письме из Тобольска святые пророческие слова своего отца, последнего русского императора, которые являются завещанием всей России на все века…»

День похорон О. Романовой, 31 октября, является и днем гибели И. Муньоса. Тем удивительнее было знакомство именно в этот день с материалом инока Всеволода о мученике - в день кончины хранителя Иверской-Монреальской иконы. Размышляя 31 октября о подвиге Оли Романовой, в душе своей я, тем не менее, не связала два этих имени (мученицы "Норд-Оста" и хранителя мироточивой иконы), даже после «совпадения во времени» вышеназванных материалов, которые (теперь это совершенно очевидно и рассматривается мной как ЧУДО) пришли ко мне в тот день не случайно.

И только недавно, благодаря А.Ильинской, многое вдруг увиделось по-другому, глубже. Поразила замеченная ею деталь... Ольгу хоронили в 5-ю годовщину мученической кончины И. Муньоса. Она родилась в 1976 году, 13 мая. В этот же день, 13 мая (день памяти свт. Игнатия Брянчанинова), несколькими десятилетиями ранее родился Иосиф Муньос. Примечательный факт: летом 1999 года братия Оптиной пустыни смотрела привезенный из Америки фильм об И. Муньосе - в келии, где, по преданию, жил еп. Игнатий Брянчанинов. Из статьи А.Ильинской: «Где речь идет о Семье Помазанника Божия, нечаянностей нет, и мученическая кончина девушки с именем Царской Дочери не может быть напрасной. Это тайна, к разгадке которой надо приблизиться. «Кто имеет уши слышать, да слышит!» (Мф.13,9). Боевики захватили Центр 23 октября, в день памяти преподобного Амвросия Оптинского. Ольга погибла в ночь на 24 октября, когда Церковь празднует Собор Оптинских старцев. Налицо параллель не только с Царской Семьей, но и с Оптинскими Новомучениками, которых хоронили на пасхальную Иверскую. Я хорошо помню тот день, когда среди набирающей силу весны вдруг ударил мороз, с неба посыпалась снежная крупа, а мы, плача, припадали к благоухающим гробам…

Ольгу хоронили 31 октября. Бандиты били мученицу прикладами, и вся правая половина ее головы и лица была черна от побоев. В гробу она выглядела намного старше своих лет, на лице запечатлелось неизбывная мука. Также у нее были переломаны пальцы на руке. Позвольте, где-то это уже было: переломанные пальцы мученика…

Конечно, это хранитель Иверской Монреальской иконы Иосиф Муньос, в келейном постриге монах Амвросий, замученный в Афинах пять лет назад, тоже ночью – 31 октября 1997 года…»

«Одна судьба, одна мученическая кончина...» - подытожила А. Ильинская. И еще одно очень важное размышление писательницы: «На поминках мне открылась удивительная вещь: приятели и подруги Ольги – стриженые девушки в брюках, современные парни с «мобильниками» – начали, как бы преображаться ее смертью. Огонь жертвенной любви к людям, пылавший в сердце погибшей девушки, очищает всех, помнящих ее. Своим поступком Ольга встряхнула все свое окружение, заставила друзей заглянуть в себя поглубже, задуматься о ценностях прежде неведомых... Верим, многие из современной молодежи, узнав о подвиге Ольги Романовой, могут сегодня задуматься о своем жизненном пути, прийти к православию. Возможно, ей дана благодать от Бога быть путеводной звездой для целого поколения, которое не получило религиозного воспитания, ослеплено массовой культурой и не всегда видит дорогу к храму. Многие матери, скорбящие о безверии своих детей, могут, поминая за упокой убиенную девушку, воздыхать ко Господу и о заблудших чадах своих. «Верую, Господи, помоги моему неверию» - так могло бы молиться молодое поколение нашей Родины, за которым – будущее Святой Руси и веры православной.

Мы преклоняемся перед подвигом Ольги, но идти по ее стопам не можем. Мы слишком дорожим своим комфортом, благополучием. Мы не герои, а спасти Россию сегодня могут только герои, ибо кровь мучеников есть семя…...Образы мученика Евгения Родионова, подполковника Константина Васильева, Ольги Романовой начертаны на наших знаменах. Они пока не проглядываются отчетливо, но сердцем мы чувствуем все их величие. В полной мере мы не можем еще осознать значение этих людей для судеб России. Это будет открываться со временем. Это путь самоотречения, жертвенности и забвения себя ради Правды Божией. Это истинные герои нашего времени, те праведники, без которых село не стоит, ради которых Господь помилует страждущее Отечество наше...»

 

«Гряди убо, Мати Божия Иверская...»

 

Диакон Александр Шумский отмечал, что далеко не случаен факт штурма Театрального центра на Дубровке в день Иверской иконы Божией Матери. О том же писала и Е. Степанян: «Многие верующие, рассказывая, что они пережили в октябрьские дни, говорили в один голос: «Мы знали, что на Иверскую все решится».

В 1995 году, 25 октября, в Россию на главные ворота Москвы вернулась Благая Вратарница. Святейший Патриарх Алексий II в те дни в обращении сказал: «Гряди убо, Мати Божия, и осени благодатным ликом Твоим град наш Москву! Вот он, у подножия иконы Твоей, вместе с душами и сердцами нашими...»

Спустя семь лет, день в день, произошло освобождение заложников. Многие погибли при штурме, в день Иверской иконы Божией Матери: 9-й день их памяти выпал на 3 ноября (день восшествия на Престол Царя Николая II), 40-й день - на 4 декабря (праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы).

Видимо, многие из происходящих ныне событий следует воспринимать как Божие знамение: уповать нужно на Матерь Божию - Благую Вратарницу, двери спасения верным отверзающую. Вспомним, что и Оптинских новомучеников - убиенных монахов - хоронили на Пасхальную Иверскую.

А недавние события в Беслане, в Северной Осетии? Священноархимандрит о. Георгий, настоятель Аланской епархии, подчеркнул: «Такие трагедии просто так не случаются».

Детская Голгофа... Многие получили минно-взрывные травмы, осколочные и огнестрельные ранения головы, грудной клетки, спины, сквозные пулевые ранения, сильные ожоги. Во время операций из детских тел извлекали по пригоршне металлической «начинки».

Духовное осмысление очистительной жертвы, которую принесли за нас дети, еще впереди. Осетия - древняя Алания, осетины еще в VIII-IX веках приняли православную веру, Аланская епархия входила в состав Византийского Патриархата. Здесь свято почитают древнейшую святыню - чудотворную Моздокскую икону Божией Матери, список Афонского Иверского образа (историческое описание иконы составил свт. Игнатий (Брянчанинов), еп. Кавказский). Трагедия в Беслане произошла через несколько дней после праздника Моздокской-Иверской иконы, совпадающего с днем Успения Пресвятой Богородицы.

И, конечно, вновь не случайно то обстоятельство, что 9-й день памяти погибших и умерших от ран в Беслане 3 и 4 сентября выпал на 11 сентября - Усекновение главы Иоанна Крестителя, Ангела Покаяния, а 40-й день - на канун Покрова Матери Божией. Есть над чем подумать.

 

Ангелы Родины –

Дети Беслана,

Не затянулась

Душевная рана…

 

Стопочки детские

Рвали осколки,

Вас распинали

Нелюди, волки.

 

В небо неслись

Ваши стоны и крики,

Стали иконою

Детские лики…

 

Душами чистыми

К Богу взлетели,

Молитесь истово

В райских приделах.

 

Свечи горят

У Престола Руси –

Младенцы Беслана

Молят Бога простить

 

Все беззакония

Взрослых людей,

Грехами распявших

Малых детей…

 

Осеннее небо

Кровью налито,

Никто не забыт

И ничто не забыто.

 

Не затянулась

Душевная рана,

Смотрят нам в души

Дети Беслана…

 

Это Матерь Божия пришла и говорит...

 

Из стихотворения протоиерея Андрея Логвинова "Иверская":

 

Ведь Она с византийских времен,

Как кровинку Свою, без отказа

Русь прижала к груди, и Афон,

И седые вершины Кавказа...

 

Общеизвестно сегодня изображение иконы Божией Матери «Умягчение злых сердец», закровоточившей в России (г. Клин) в 2002 году, накануне взрыва в московском метро. За два дня до теракта из глаз Богородицы потекли кровавые слезы. Матерь Божия оплакивает души погибших, состраждет нам, подобными знамениями показывая, что происходящие трагедии - не роковое стечение обстоятельств, а духовная брань, ХРИСТОВА ВОЙНА.

Где же наше место в этой войне? Вспомним, что внушал нам национальный телеэфир во дни трагедии на Дубровке: мы – «нэзалэжна нация», все случившееся в России - следствие российских имперских претензий, это «не наша война». А Матерь Божия... плачет кровавыми слезами, но мы не видим и не слышим, мы хотим быть «нэзалэжными» от этой войны, а значит, и от Самой Матери Божией, Ея слез, Ея скорби.

Сегодня активизируются силы, пытающиеся оторвать Украину от ее исторического прошлого, не допустить соборного славянского пути. Но главное - оторвать от Бога, от православной Истины. Кровоточивая икона «Умягчение злых сердец» осенью 2004 года побывала в Днепропетровской епархии. И - вновь совпадение! - произошло это во дни трагедии «Норд-Оста». Автор этих строк, приложившись к кровоточивому образу Матери Божией 24 октября, только благодаря чуду осознала, что это был день мученической кончины Оли Романовой. Собираясь ехать к иконе в один из сельских приходов Днепропетровской епархии ранним утром 24 октября, я в суете забыла, что грядет день Иверской иконы Божией Матери и не помнила, к стыду своему, что в дни 24-26 октября поминаются жертвы «Норд-Оста». И вот в трамвай около 6 часов утра (на той самой остановке, на которой мне выходить(!), и я ее пропустила, чего со мной практически не бывает, до сих пор не понимаю, как это получилось) вошел старичок и, сев рядом со мной, неожиданно произнес вслух единственную фразу: «Сегодня – воскресенье, праздник иконы Божией Матери (забегая вперед, отмечу, что праздника по календарю не было), а 31 октября – день апостола и евангелиста Луки». Я стала вспоминать, какой же иконы Божией Матери сегодня праздник – неужели Иверской? Достаю старый календарик из сумки и смотрю: воскресенье, 26-ое, Иверской иконы Божией Матери. Потом поняла, что календарик-то на 2003 год(!) и сегодня 24 октября (как я могла об этом забыть?) Сразу пришло чувство, что сказанное старичком – не случайно и через несколько секунд –МГНОВЕННО –осознала, что связано с днями Иверской иконы Божией Матери и что, видимо, очень важно было помнить душе перед встречей с кровоточивой иконой «Умягчение злых сердец» - трагедия «Норд – Оста». И спустя два часа, пркладываясь к иконе, я вспоминала всех, погибших в те кроваво-осенние дни. К слову сказать, в том сельском храме хранится икона Евгения Родионова, явившая страшное чудо – кроваво-красное изображение воина-мученика на оборотной стороне иконы.

Матерь Божия, обнажив миру раны Своей души и кровавые слезы о нас, принесла и в Украину по неизреченной милости Своей вразумление. Одна игуменья в России говорила о кровоточивой иконе «Умягчение злых сердец»: «И это не просто икона ездит... Это Матерь Божия приходит и говорит: «Я есть. Приидите ко Мне за помощью». «Речь в данном случае идет еще об одной иконе «Умягчение злых сердец», закровоточившей в день гибели подводной лодки «Курск» в семье благочестивых мирян. У них, к слову сказать, мироточила и фотография Иосифа Муньоса.

 

Не в страну ли далече вы отходите ныне,

Дорогие собратья, предавая святыни,

Соглашаясь с неправдой, отрекаясь с позором?

Матерь Божия смотрит с молчаливым укором.

Мироточат и плачут, кровоточат иконы...

Время выбора, братья, и святой обороны!

Л.Кудряшова

 

И в заключение. Сколько наших соотечественников за последние годы погибло, свидетелями скольких трагедий мы были. Но страдания никогда не бывают бессмысленными, особенно когда люди – такие, как Евгений Родионов, Константин Васильев, Ольга Романова - сознательно идут на жертвы, сознательно делают выбор: жизнь без Христа или смерть со Христом. Жертва немыслима без любви, она движима любовью.

 

Воины последние!

Свечечки Руси!

Созидать вам Спас Христов

Да на святой крови…

 

Вознесется к небушку

Покаянный Свет

И рассеет смуту

Окаянных лет...

 

И повсюду с нами, в наших бедах и скорбях - Матерь Божия, наша Заступница и Ходатаица у Престола Царя Царствующих.

«Матерь Божия Иверская, Благая Вратарнице, не оставляй нас Своей милостью! Вместе с Собором новомучеников и праведников последних времен храни врата Святой Руси от лукавства дней нынешних.

За Веру, Царя и Отечество восстань, воздвигнись, православный народ, да не одолеют нас пути кривые».

Аминь.

 

P.S. Статья была написана 8-9 января 2005 г.(Собор Пресвятой Богородицы - прав. Иосифа Обручника)

Дополнена - 25 октября 2006 года, в канун дня Иверской иконы Божией Матери, во дни поминовения жертв «Норд-Оста».